Меню
Лучи зимнего, жадного на тепло и хорошее настроение солнца, украдкой выглядывали из-за плотной шторы. В спальне царил форменный бедлам. На полу валялись женские вещи: серая юбка, белая блузка, с залитой кетчупом правой стороной груди, порванные колготки и бельё. В коньячном бокале со следами красной помады по краю, плавал окурок сигареты. Хрустальная пепельница с Эверестом «бычков» и две пустые бутылки из-под коньяка «Патриарх Кирилл» завершали натюрморт. Телефон, спрятавшись под валявшимся на полу бюстгальтером ожил и всё громче стал требовать к себе внимания. Через несколько секунд рингтон с голосом Масяни, «Ты ктоооо?... Директор? Да пошёл ты в жопу директор!», разбудил спящую на полу женщину.
Не открывая глаз, она нащупала телефон, с трудом разжала пересохшие губы и безликим как кусок ваты голосом произнесла,
– Даааа...
– Мааандааа! - Гаркнул залпом разъярённых нот мужской баритон, – Сукабеева, лошадь пожарная! Ты давно подходила к зеркалу?
От услышанного, женщина испуганно вскочила с пола и снова упала. Найдя в себе остатки сил, она всё же села на полу облокотившись спиной об кровать, брезгливо оттолкнув волосатые ноги торчащие из-под одеяла.
– Дмитрий Анатольевич! Доб... Доброго утра... Только вчера вечером смотрела в зеркало.
– И у той обезьяны, которую ты увидела в отражении, ничего не спросила?
– Нннн... нет! - от истерического крика Премьер-министра Ольге захотелось в туалет. По маленькому.
– А надо было спросить... Свет мой зеркальце скажи... А не совсем ли я ох@ела? - и не дождавшись ответа мужчина сорвался на визг, противный как звук пилорамы, - Тыыыыы... Сука... беева, заделалась пиарщиком для Украины?! На Колыму захотела?
– Дмитрий Анатольевич... Вы что такое говорите? - в ужасе прошептала Ольга, - Я же это... я же наоборот... все делаю против этих как их... бандеровцев?
– Ты сейчас издеваешься надо мной, лошадь?... Ты зачем вчера почти всю свою передачу кота этого рыжего со страницы пороха мусолила?
– Ну это...
– Это... это... в гулаге херовое лето, - передразнил Ведмедев серую от ужаса женщину, - Ты хотя бы на секунду представляешь, что я полчаса назад выслушал от Путена? Шеф бегал чуть ли не по стенам кабинета и вопил как раненый пав..., - Мужчина осекся на полуслове.
– Догадываюсь!
– Та хрен ты угадала! Сначала вы с той долбанной полкой из ДСП налажали, и теперь наши холопы тащат сюда книги украинских карателей... Пограничники специальных собак заказывают!
– Да вы чтоооооо?
– Ага! А ты блядь не знала? Хэштэг запилили и стебутся с тебя... Вернее с нас, как с идиотов!
– Я не хотела! - едва слышно прошептала женщина.
– Да! Я именно это и подумал, после того, как посмотрел вашу вчерашнюю передачу про эту рыжую падлу с хвостом!
– Так мы ж это... Стебались с пороха. Типа что это за Президент, что котов постит на странице?
– Ну и как, удался стёб? - ехидно спросил Ведмедев.
– Нез... не знаю!
– Зато я знаю! - Премьер-министр снова сорвался на крик, – Этот кот теперь по всему фейсбуку. На странице пороха счётчик этих еб@чих лайков крутится как счётчик воды, когда ты в ванной жопу свою моешь! Украинцы этой рыжей скотине клички придумывают. Коллажи пилят, фото своих котов постят... Охрененно вы постебались с пороха, прикрутив ему процентик к рейтингу! Умнички. Слушай... А может вы у него на зарплате?
– Дм... Дмитрий Анат... - слёзы из глаз женщины хлынули как вода из смывного бочка унитаза.
– Но самое страшное Сукабеева знаешь что?
Ответом Ведмедеву был истерический женский плач. С всхлипываниями и завываниями.
– Самое страшное, просто мегахреновое это то, что они с нас снова ржут! Как с клоунов в цирке! И не с тебя и твоей дебильной передачи, а в первую очередь с Влад... в общем ты сама поняла о ком речь... Ещё блядь одна передача про полку из ДСП, кота на странице Порошенко или собачку в руках бандеровца, вы у меня всем своим коллективом придурков поедете лес валить в Пермскую область. Пилочкой для ногтей! - и не дожидаясь ответа Премьер-министр оборвал разговор!
Ольга завыла умываясь слезами, в ярости пнув ногой журнальный столик...
Alexey Petrov
Показати повністю...