Меню
Мы еще не в полной мере осознали, что именно произошло на минувшей неделе. И что на самом деле означает решение Вселенского Патриархата о признании незаконной аннексии Москвой киевской митрополии, осуществленной еще в конце семнадцатого века.
Отрублено еще одно щупальце, обвивавшее Украину столетиями, одно из самых мощных. Вору прямо сказали, что он вор — и дали увесистый подсрачник, при этом не оставляя ни малейшего шанса забрать награбленное с собой. Формулировка «РПЦ не имеет НИКАКИХ канонических и юридических прав в отношении Православной Церкви в Украине» не оставляет места для двояких толкований, все предельно ясно и однозначно.
Украина отныне полностью принадлежит к сфере влияния Константинопольского Патриархата, пока не будет создана новая поместная церковь, которой и будет вручен Томос, после чего, собственно, и наступит полноценная автокефалия. С предоставлением автокефалии украинской церкви рушится в пыль тщательно выстраиваемая на протяжении столетий мифологема о Москве как третьем Риме. Религиозно-политическая доктрина перестает быть системообразующим фактором, тем стержнем, на котором держится вся громоздкая и нелепая конструкция последней недоимперии.
Анафемы Филарету и Макарию, вынесенные собором РПЦ, признаны недействительными. УПЦ-КП и УАПЦ отныне являются каноническими и могут проводить полноценные переговоры о подготовке объединительного Собора и создания новой (уже автокефальной) церкви.
Решение об автокефалии украинского православия уже объявлено. Предоставленная она будет новой церкви сразу после ее формирования на основе объединения УПЦ-КП, УАПЦ и тех епархий УПЦ, которые покинут московскую церковь и войдут в новую украинскую Церковь.
Когда? Это уже зависит не от нас, мы сделали все, что могли, и даже чуть больше этого. Единственный полномочный орган, который может принять решение о предоставлении Томоса украинской Церкви — это Синод Константинопольского Патриархата. Его заседания проходят регулярно раз в месяц. В октябре они проходили 9-11 числа. Следующее состоится во второй половине ноября. И если Константинопольский патриархат будет готов к тому, чтобы принять такое решение, то оно будет принято на ноябрьской сессии. Если нет — то на какой-то из последующих. Но есть все основания надеяться, что весь процесс будет завершен до конца года.
Но несколько месяцев — это ничто по сравнению с тремя столетиями, на протяжении которых Украина пыталась отвоевать свою церковь.
Три с лишним века непрекращающейся борьбы. И теперь мы готовы получить то, за что сражались наши предки. Нам многое удалось за четыре последних года. Мы остановили агрессора и сохранили страну. Мы построили мощную армию, практически с нуля. Теперь мы возвращаем себе поместную церковь, как символ независимости от Москвы.
Sero molunt deorum molae, molunt autem tenuiter. Жернова Господни мелют медленно, но неотвратимо. Я иногда сама себе завидую, что живу в этом времени и вижу все своими глазами. Поэтому стараюсь впитывать каждое событие всей кожей. «Русский мир» в Украине окончательно вне закона и вне церкви. Это реализуется здесь и сейчас. Порошенко сделал невозможное и уже вошел в историю, что бы не волали сейчас его противники. А русский мир уходит в забвение. Да, это будет медленно. Но уже бесповоротно.
А под конец еще немного понадоедаю прописными истинами. Правда, как показывает исторический опыт, некоторым отдельно взятым гражданам эти самые истины надо татуировать на лбу. Ну или гвоздем выцарапывать.
Наиболее часто встречающийся вопрос: а нашо воно мені нада.
Давайте разбираться, нашо.
В соответствии с Соборными правилами Православной Церкви, каждое независимое государство имеет право на собственную независимую церковь. Это, как показывает история, укрепляет духовное единство страны и защищает от враждебных влияний извне. И с этим фактом приходится считаться, будь вы хоть трижды атеист. Потому что религия, как ни крути, напрямую оказывает влияние на государственность, это мощный идеологический рычаг.
И пока это рычаг был полностью во власти Кремля, и на этом рычаге повисло хуйло вместе с Гундяем, вцепившись в него зубами — не видать нам было настоящей самостоятельности и полной независимости.
На сохранение существующего status quo ante bellum Мордор вваливает беспрецедентные ресурсы — и человеческие, и финансовые. Потому что с уходом украинской Церкви из зоны влияния Кремля обрывается последняя нить, которая удерживает нас рядом с ненасытным молохом.
Десятки миллионов православных в Украине, которые не видят себя в единстве с Московским Патриархатом, после получения автокефалии вернутся к всеправославному общению, будут принадлежать к церкви, которую признают другие церкви. Создание автокефальной православной церкви, которая объединит УПЦ КП, УАПЦ, а также всех желающих из УПЦ МП — ликвидирует разделение, которое довлеет над церковью с начала 1990-х, и является одним из факторов, на полную катушку использующимся Россией в гибридной войне, которую, как мы помним, благословил Гундяй.
Теперь по процедуре и немного азбуки автокефалии. Уже когда-то писала, но можно повторить для закрепления пройденного материала.
1. Что такое автокефалия, когда возникло это понятие? И что значит автокефалия для Украинской Церкви?
— Автокефалия означает «самоуправление» и возникло это понятие в эпоху раннего средневековья, когда было пять автокефальных церквей. На сегодня автокефальными являются почти все церкви православных народов с древней христианской традицией (Россия, Грузия, Греция, Румыния, Болгария), а также автокефальными являются церкви, где православное меньшинство весьма влиятельно (например, Польша).
Автокефальные Церкви не полностью изолированы друг от друга, а, наоборот, существуют во взаимном общении, и реализуется это в первую очередь в совместных литургиях лидеров церквей во главе с Константинопольским патриархом, в общих сборах и совещаниях. Автокефалия — это самостоятельное вхождение в семью православных церквей и православных народов, без стороннего посредничества.
Очевидно, что в Украине как в независимом государстве должна быть автокефальная церковь, ведь мы ничем не хуже православных болгар или поляков. Пора выбираться из-под гундявской рясы, обладатель которой делает все для того, чтобы Украина оставалась в поле притяжения Московии, отрицает право украинцев быть отдельным народом, а украинские святыни считает русскими.
Более того, Кирилл считает украинцев искусственно образованной нацией, по его убеждению мы с вами — это такой культурный субэтнос в пределах русского народа, как поморы или сибиряки, например. Само право на существование украинцев как чего-то отдельного озвучивается спикерами РПЦ как геноцид единого русского народа. А это значит, что Украина показывает Гундяеву обидный кукиш и идет решать все проблемы с Константинопольским патриархатом, как давней Церковью-Матерью и высшей апелляционной инстанцией.
2. Чем автокефальные Церкви отличаются от автономных?
— Автономная церковь подчиняется главе автокефальной церкви и имеет над собой его синод как орган контроля, который задействуется во время кризисов. Также предстоятель, а в некоторых случаях — структура и иерархи автономной церкви должны получить благословение от Церкви-Матери.
Зато автокефальная церковь полностью независима в своем устройстве и в решении вопросов своей жизни, в частности — избрании предстоятеля и иерархов, определении структуры.
Автокефальной церкви во время кризисов оказывается помощь Вселенским патриархом и Совещанием всех предстоятелей Православных Церквей. Такие случаи кризисов и помощи были недавно в Болгарии и в Иерусалимской Церкви.
3. Что такое Томос об автокефалии Православной Церкви в Украине?
— Это официальный документ Константинополького патриарха, которым провозглашается автокефалия Украинской церкви, и который должен быть сразу или постепенно принят как действующий другими церквями.
4. Что изменится после предоставления Томоса Константинопольским Патриархом для обычных православных прихожан и вообще для Православной Церкви?
— Веряне национально ориентированных общин прежде всего перестанут чувствовать себя «православными второго сорта». Миллионы украинцев вернутся к каноническому общению с мировым православием. У сторонников московской церкви исчезнет аргумент «неканоничности», «неблагодатности», которым они объясняют нежелание объединяться или канонически общаться с украинскими православными церквями.
5. Каких именно Церквей касается Томос о Поместной Церкви?
— Он касается всех епископов с их священниками и верянами, которые захотят быть частью автокефальной церкви, что будет признана вселенским православием. На сегодняшний день к процессу присоединились все архиереи УПЦ КП и УАПЦ, а также часть архиереев УПЦ (МП). Если процесс успешно будет развиваться, часть архиереев УПЦ (МП) публично присоединится к нему.
6. Что будет с УПЦ (МП) после предоставления Томоса?
— Каждый верянин, каждая община, каждый священник и архиерей смогут решать для себя: присоединиться к канонической Украинской церкви или же оставаться в московской.
Государство и сознательные активные граждане не допустят любого насилия. Но после провозглашения канонической Украинской церкви стоит ожидать переходов к ней общин, священников, архиереев.
Конечно, будут определенные силы, которые останутся верными Москве, они будут иметь такую возможность. Но со временем их будет становиться все меньше.
7. Будут ли выбирать Главу Поместной Церкви, и если да, то как это должно происходить?
— Да, будут выбирать. После провозглашения Томоса посланник Вселенского Патриарха прибудет в Украину на Собор архиереев, написавших обращение о предоставлении автокефалии Православной Церкви в Украине. Именно эти архиереи выберут предстоятеля Церкви, которая получит Томос.
8. Провозглашение Поместной Православной Церкви в Украине каким-то образом сможет оказывать влияние на верующих других конфессий, в частности,
УГКЦ, РКЦ, протестантов?
— Сегодняшние процессы касаются исключительно православных. Авторитет национально ориентированного епископата велик, УГКЦ признает УПЦ КП своим естественным союзником, поддерживает сегодняшние процессы.
В Украине, в отличие от России, нет и не будет гонений на католиков, протестантов, иудеев и мусульман. Все основные церкви и религиозные организации действуют совместно, по-братски, а потому проблем не может быть в принципе.
В Украине действует уникальная платформа для межконфессионального диалога — Всеукраинский совет церквей и религиозных организаций; сложилась добрая традиция решать любые вопросы цивилизованным способом. Так будет и впредь.
9. Станет ли церковь после предоставления автокефалии государственной?
— В соответствии со статьей 35 Конституции Украины, церковь и религиозные организации в Украине отделены от государства. Поэтому и после провозглашения автокефалии церковь и государство останутся независимыми друг от друга.
Итак, подытоживаем: Томосу быть, Україна понад усе, Carthago delenda est.
Я молиться не умею, просто верю в здравый смысл, единство и настойчивость в достижении цели.
PS
Пока я вчера писала этот текст, РПЦ объявила о разрыве евхаристического общения с Константинопольским Патриархатом. Если проще — РПЦ ушла в настоящий раскол. Если еще проще — они снова взяли и сделали это. Выстрелили себе в ногу. Разбомбили Воронеж. Назло маме отморозили уши, жопу и прочие яйца. Сами себя выпороли, вые… так, Монова остановись, я кому сказала.
Здравствуй, железный занавес. Ты так совершенен и ослепительно прекрасен, особенно с нашей стороны.
https://www.facebook.com/a.chto.tam.u.papy/posts/293016914867157?__tn__=K-R
Показати повністю...