Стіна користувача Оксень Терновий - UkrOpen
Меню
Оксень Терновий дуже сподобалось
Донбасс. Эскиз прогноза (Часть 1)

Из оккупированного Донбасса нам постоянно пишут о том, что закрыли очередное предприятие или шахту, порезали на металл оборудование или рельсы. В общем, оккупант ведет себя так, как и должен вести – грабит все, что только сможет. Но вслед за этими описаниями возникает вопрос о том, как долго все это придется восстанавливать. На наш взгляд, многие бывшие или нынешние жители оккупированной территории Донбасса, кстати – Крыма тоже, не вполне понимают, какие необратимые последствия для их регионов уже наступили и к чему все это приведет. Думаю, на эту тему следует порассуждать хотя бы для того, чтобы реально оценивать свои собственные перспективы и перспективы указанных регионов.

В общем, не секрет, что Донбасс – индустриальный регион, основой которого была металлургия и связанные с ней отрасли народного хозяйства – угольная промышленность, тяжелое машиностроение, энергетика и прочее. Но развал совка уже показал, что регион в полном составе ушел в зону риска. Для того, чтобы эффективно конкурировать на мировом рынке этой продукции, надо мощно инвестировать в новые технологии производства. Это нужно для того, чтобы получать продукцию гарантированного и предсказуемого качества, а кроме того, делать это с минимально возможными затратами. Если двигаться в этом направлении, надо иметь возможность инвестировать миллиарды долларов, чтобы выйти на уровень производств 21 века.

Но вот парадокс, чем более совершенным будет подобное производство, тем меньше на нем будет занято людей. Собственно говоря, способность радикально уменьшить количество людей, необходимых в технологическом процессе, является одним из основных факторов снижения себестоимости конечной продукции, а значит, и ее конкурентоспособности. Огромный коллектив как раз указывает на отсталость применяемых технологий.

Не секрет, что на Западе становится все больше заводов и фабрик или технологических цепочек, где присутствие человека нужно только в плане ремонта или наладки оборудования. Все остальное делается роботизированным комплексом. Это – неизбежный процесс, о котором предупреждал и предупреждает инженер, бизнесмен и футурист Илон Маск. Он говорит о том, что не сегодня – завтра все промышленные производства станут почти безлюдными. Машины сами будут работать в совершенно необычных условиях, когда на стадии проекта потребность человека в производственных помещениях не будут учитываться изначально. То есть не будут нужны бытовые помещения, разветвленная цепь санузлов, и в конце концов – не нужны освещение и климатические установки. Машинам это не надо по определению.

И вот индустрия Донбасса показывала, что она находится примерно в самом отсталом секторе своей производственной ниши, а судя по тому, что никаких грандиозных проектов по реконструкции или просто созданию новых производств там не было, ставка делалась исключительно на устаревшие технологии, которые в самое ближайшее время станут абсолютно не конкурентоспособными. Как следствие, практически все основные производства Донбасса требовали прямых или косвенных субсидий, чтобы их продукция имела хоть какие-то шансы на сбыт.

Можно с уверенностью говорить о том, что власти Донбасса, за все годы независимости, просто не хотели посмотреть на неизбежные вызовы ближайшей перспективы, а значит – проводить мероприятия, которые подготовят население региона и сам регион к меняющейся обстановке.

Вспомним, как пояснялись решения закупки дорогого донецкого угля, например. Это делалось для того, чтобы поддержать угольную отрасль. А зачем ее поддерживать, если она просто не может и не желает работать эффективно? То же самое с металлургией и прочим. Чтобы рабочие и шахтеры не оказались на улице, их продукция субсидировалась из бюджета.

Мало того, что деньги на эти субсидии вынимались из карманов других налогоплательщиков, это не позволяло развивать другие отрасли промышленности, которые способны выйти на высокий конкурентный уровень, но не могут, по причине отсутствия желания и возможности государства диверсифицировать свою экономику. Грубо говоря, деньги, отправленные на поддержку устаревших шахт, не пошли на их модернизацию, а просто на то, чтобы перекрыть разницу цены дорого угля. Это тактика отложенной проблемы. Тут мы не говорим о том, сколько еще было распилено на этих схемах, но в любом случае, логика развития событий указывала на то, что однажды субсидирование прекратится и регион окажется у разбитого корыта и сотни тысяч людей не будут знать, что делать, куда ехать и что есть. Такие вопросы непременно встали бы, поскольку население этого региона – слабое на подъем и не желает искать места, где есть работа. Они привыкли ждать, когда работа придет к ним сама. И что самое печальное – она приходила и они решили, что так оно все и будет.

продолжение следует...
Показати повністю...