Меню
Перегляд замітки


Военный преступник, один из первых кандидатов на Гаагу или на ликвидацию

Но самое интересное возникает в ситуации с пленом или угрозе такового. Судьба российских спецназовцев, на которых поменяли Гадю – тому пример. В плену они рассказали часть того, что знали и повели себя не так, как от них требовало руководство. Они либо должны были тупо молчать, либо самоликвидироваться в момент захвата. Еще со сталинских времен эта конструкция плена работает неотвратимо. Как только боец попадает в плен, он уже списывается со счетов и обязан молчать. Даже в этом случае он получит клеймо, а если же еще что-то расскажет, то он становится изменником. Печальная судьба этих деятелей говорит уже не об отношении к ним как к отработанному материалу, а о том, что РФ сделала из них пример для тех, кто решит сдаться в плен живым и уж тем более – давать показания. Всем российским военным продемонстрировали, что даже армейская элита – спецназ, будет списана и утилизирована беспощадно. Что уже говорить об артиллеристах или танкистах.

Но это еще не все. Спецслужбы РФ работают на опережение и стараются уничтожить своих подопечных еще до того, как они могут оказаться в руках противника. Часть из загадочных покушений Лугандона – этого свойства. В этой связи очень забавным выглядит публичное предупреждение «Хмурого», спецназовца, обеспечивавшего переброску и развертывание злополучного «Бука», сбившего малазийский Боинг. Обращение выложил в Сеть его старинный приятель, который предупредил, что личность «Хмурого» установлена и теперь он пойдет крайним по делу, а значит – подлежит ликвидации.

Это, на самом деле, весьма интересный момент. Понятно, что Хмурый не доживет до следователей, но до них не доживет гораздо больше российских военных. По делу Боинга и уже не только по этому делу, собрана масса доказательств военных преступлений. Все это кажется не слишком важным до того момента, когда Россия проскочит черту, за которой пойдет по миру с протянутой рукой. Этот момент наступит быстрее, чем многие себе это представляют. Дверь в чулан уже открыта и даже шаг туда уже сделан. Назад ходу нет. Другое дело, когда туша, под названием Россия споткнется и покатится вниз, разваливаясь на куски. Прямо перед этим, придет осознание того, что «все, электричетсво кончилось». В этот момент из сейфов будут извлечены списки лиц, носителей связующей с верхом информации и начнется сафари. Из окон народ будет выпадать десятками. Автомобильные катастрофы буду поглощать вчерашних крутых военных как унитаз. Ну и, конечно же, расстрел с контрольным в голову – никто не отменял.

Кому-то может показаться, что это – неуемные фантазии автора, что же, каждый может думать так, как считает нужным. Только вот в июле 1991 года автор отдыхал в нескольких километрах от знаменитого правительственного объекта в Форосе, Крым. Могу с уверенностью сказать о том, что никакого запаха резких перемен в воздухе не было. Меньше чем за месяц до путча и последующего развала совка, в это просто невозможно было поверить. Если бы тогда кто-то сказал, что в декабре совка уже не будет, то в зависимости от публики, такого человека либо осмеяли, либо вызвали бы «Скорую». Тем не менее, через три недели началось крушение империи. Даже после подавления путча мало кто представлял, что будет ровно через год.

Сейчас Россия повторяет этот же сценарий. Пока цены на нефть еще позволяют балансировать на грани, но заметим, совок погубили внешние усилия при полностью выгнившей сердцевине государства. Оно уже умерло и не могло ни защитить, ни прокормить себя и потому упавшие цены на нефть даже не толкнули издыхающего зверя, а просто отняли у него надежду или перспективу. Все уже понимали, что завтра будет только хуже, ибо каждый предыдущий год, месяц и неделя, приносили все более мрачные вещи и не было никаких намеков на то, что эта тенденция может измениться.

Внешне это выглядело достаточно просто. Из магазинов постепенно исчезали товары первой необходимости и когда их уже не стало, то народ проглотил карточки на сигареты, водку и даже носки. Редкие вкрапления чего-то положительного сопровождались мордобоями и обидой на всю жизнь. Мало кто уже помнит, как на предприятиях разыгрывались финские сапоги или кожаные куртки, но это было что-то. Знаменитое выражение Лёни Голубкова «Куплю жене сапоги», стало клеймом эпохи. В конце концов, пустые продовольственные магазины стали выкладывать на пустых прилавках, где когда-то было масло и колбаса, девиз «Слава КПСС» коробками спичек. Осознание того, что дальше уже некуда наступило тогда, когда и спички исчезли.

Тут аналогия не в том, насколько глубоко стало все исчезать, а в тенденции. Каждый день – хуже предыдущего. Россия уверенно к этому идет и кончит так, как это сделал совок. Но перед этим, пройдет волна эпических зачисток. В этот раз, основной вал этих мероприятий ляжет на военных. Оно и понятно, конторские никогда не любили военных, а потому, казнить будут от души. И второе, в отличие от финансовых махинаций КГБ по выведению из совка «золота партии», нынешние российские военные погрязли в более серьезных, военных, преступлениях, а на них нет срока давности. Поэтому, они будут восприниматься теми, кто будет контролировать развал России и переход ее в иное состояние, как личную и постоянную угрозу даже через 5, 10 или 20 лет.

Поэтому зрелище будет шикарное и мы его будем смотреть как смотрят бокс, формулу один или футбол.
А,-С,
 |  Немає коментарів