Меню
Перегляд замітки
8.

Шарик сидит и чешется. К нему подлетает воробей Шалимов.

Шалимов
Чик-Чик

Шарик
Я вот подумал – в чем смысл чесьбы? А? Знаешь, что такое чесьба?

Шалимов
У меня – своя чесьба. И вши другие. Без вшей нельзя жить.

Шарик
Вши и блохи – они разные

Шалимов
Опаснее всего – сова. Тебе-то хорошо. Тебя кормят.

Шарик
А тебя с понтом не кормят. И тебя кормят.

Шалимов
Ну, если ты считаешь, что я могу безболезненно кормиться на дворе у Шеверовых, или, например, у Маркаровны, то много ли ты знаешь? У Шеверовых постоянно дежурит на крыше курятника Кот Вован, именно он отливил почти все семейство воробьев Радченко. А у тебя, Шарик, память короткая, ты и забыл….

Шарик
Как же забыл? Толстый такой был воробей. Ваня. Радченко Ваня.

Шалимов
Коты же никого не жалуют. Именно Вован и съел всех – и Ваню и всех остальных Радченок. По очереди ловил, пока всех и не отловил. Сейчас ему некогда – с крыш пришел кот Задов, он постоянно задирает Вована, они часами стоят и смотрят друг другу в лицо, воя. Кто сильней. Ты же знаешь, как у них устроено. Кто кричит, тот лох. Кто молчит, тот сильный. Сам Задов никогда нашего брата не ловил. Зато там появились сёстры Тощехвостовы, обе лазят по деревьям и снимают оттуда диких голубей. Ночами. Нас, слава богу, пока не трогали – да кто ж даст гарантию.

Шарик
Однако, все ж не так опасно.

Шалимов
Я летаю к Курченко. Там постоянно не доедает пёс – его слишком обильно кормят. Там есть и кот, но он кастрированный, а кастированные коты безопасны – ты ему даже голову в пасть положи, он тебя есть не станет, лишь отмахнется. Ты даже можешь попробовать спать у него на спине – если он выходит во двор. Он не реагирует. Зовут того кота Масик. Полный овощ.

Шарик
Видишь, везде по-разному. Так и я не ем регулярно, я кусочничаю.

Шалимов
А что такое кусочничать?

Шарик
Ну, если люди сидят и едят, и стол длинный, это одно. Как забираешься под стол, так может и отгрести.

Шалимов
Чик-чик-чик

Шарик
Смеешься, что ли?

Шалимов
Смешно звучит – отгребаю. Правда. Но я не смеюсь же, брат, я сам не отгребаю, а хватаю. Вон, на углу улицы Зеленой и переулка Кривого живут маленький злой мальчик с рогаткой. А? Каково?

Шарик
Так и я. С ноги если дадут под зад – как еще сказать, что не отгрёб? А когда пьянка, никто не гоняет меня, добрые все. А как сядешь под стол, надо зубы показать по про меж ног главного полуатамана Заволоко. А тот спрашивает – а чьи это зубы? А я только – щёлк – и тут же мне дают кусочек. А главное не стесняться не есть хлеб. Дают хлеб, ты в первый раз возьми, а потом не ешь. Фыркаю, кладу хлеб на пол и снова прошу. Тогда Заволоко может и картошки дать, а потом устанет картошку давать, и кусочек мяса выпишет. Нельзя стесняться. Как я ему надоем, он может меня погнать, а я тогда подползаю к есаулу Бутылко, а тот меня отталкивает назад к Заволоко, мол – иди, там дают. А, иду назад, снова добрый главный полуатаман дает мне кусочки. Так я могу и допоздна просидеть. Поэтому, люблю я пьянки. Сам я водки не пробовал, но думаю, что она очень вкусная. Почему ж так весело людям? Но как попросить? Да и пахнет она невкусно. Нет, это я так. Мясо – лучшее, что есть в этом мире.

Шалимов
А по головке гладят?

Шарик
Это самое лучшее

Шалимов
А я даже не знаю, что такое, когда гладят по головке. Везет тебе.

Шарик
А каждому своё

Шалимов
Но прислуживаться, согласись, наивысшее благо. Если бы я мог прислуживаться, ох, и кормили бы иначе. Нет, я не жалуюсь. Почти все коты сейчас сыты, а бездомных и нет почти. А получают они некую вонючую гадость под названием «Китикет». Мне как-то удалось его клюнуть – непригодно в пище. А как живут все остальные воробьи Малого Залдостана, я не знаю.

Шарик
Кажись название еще утверждено.

Шалимов
Я решил был первым, чик-чик. Понял?

Шарик
А мне и старое название нравится.

Шалимов
Есть старшинство, чик-чик. Оно распространяется сверху вниз, чик-чик.

9.
Стоит лоток. Идет раздача блинов с лопаты. На лотке стоит некая огромная посудина, там навалено куча блинов. Тонечка передает блин Леше Мироновы. Тот макает блин во что-то и кладет на лопату, с лопатой непосредственно находится Илья Шакалов. Он передает блин в толпу. Лоток окружен барьерами. Люди тянут руки через барьеры. Возле барьера стоят есаул Бутылко и младших атаман Крачко. Они не позволяют толпе заходить слишком далеко. Если кто-то хочет получить блин вне очереди, его отталкивают. Лопата очень большая, длинная.
Атаман поселения Жарко стоит с рупором. Поодаль девушки в народных костюмах поют на сцене.

Она - не бездушная Партия,
И не однодневка Она!
Она - как красивая мантия,
Которой гордится страна!

Она - для народа российского
Премьером была создана,
Простая, понятная, близкая,
Такая вот, в общем, Она!

И тянутся люди к Ней истово
С Москвы и с далёкой глуши,
И славят! От сердца! От чистого!
От всей своей русской души!

Она не "для галочки" сОздана,
И не для проформы отнюдь,
Как небо Она многозвёздное,
Как Млечный, практически, Путь!

Доступная, словно красавица,
Что по-полю утром идёт,
Она нам не может не нравиться,
Её обожает народ!

Войди в Неё, влейся, пожалуйста!
Не надо резину тянуть!
Пройди с Ней красиво и радостно
Судьбой предначертанный путь!

Атаман Жарко
Граждане, ура!

Толпа хором
Ура!

Атаман Жарко
Да здравствуйте Россия!

Толпа хором
Ура

Атаман Жарко
Гуляй, Малый Залдостан! Казаки, ура!

Толпа хором
Ура!

На сцену выходит девочка и поёт песенку:

Не в церковь, к попам-словоблудам,
Несут меня ноги мои,
Отнюдь не к раввинам, не к буддам
Иду я в тревожные дни.

Без робости и без волнения,
Я направляюсь скорей -
В региональное отделение
"Единой России" своей!

Там примут меня аккуратно,
Там выслушают до конца,
Там очень легко и приятно
Всем - от старика до юнца.

Там люди сидят не простые -
Там ЛУЧШИЕ люди страны,
Там мысли родятся крутые,
Там пахнет предвестьем весны!

Там кофе нальют, или чаю,
Там сладкую сушку дадут,
Там не по одёжке встречают,
Там ждёт нас добро и уют!

Там в строгих костюмах мужчины
Там женщины с прядями кос,
Для грусти там нету причины,
Ведь каждый там - Единорос!

Проблемы - решатся мгновенно,
Печали - уйдут до конца,
Общение будет бесценно
Под взором Премьера-отца.

Жаль, день этот не бесконечен -
Мне так хорошо было здесь,
И вот уже опартбилечен,
И вот уже счастлив я весь!

Пройду я дорогою длинной,
Дорогой, что Богом дана,
К России! К Великой! К Единой!
И эта дорога - ВЕРНА!

Поодаль стоят средний полуатаман Рябушкин и главный полуатаман Заволоко

Заволоко
Эх, торопится батя. Получим мы по шапке. Никто ж не утвердил еще этот Залдостан. А ты не заметил?

Рябушкин
Чего?

Заволоко
Ну это…. Эти двое…. Пидоры они, что ли?

Рябушкин
Москали – пидоры и есть. А тебе чего?

Заволоко
Чего ж край в Залдостан переименовали?

Рябушкин
Слушай, кум, тебе не похрену? Переименовали, не переименовали – какая разница? Пусть там Иваныч и получает по шапке.

Заволоко
Пусть, не пусть, а вдруг пайку урежут?

Рябушкин
Но всем сразу не урежут. Сначала молодым урезают.

Заволоко
Как ты думаешь? А?

Рябушкин
А?

Заволоко
Кого выгонят?

Рябушкин
Всегда начинают со шныря. Запомни это. Первым летит шнырь. А сразу двоих не выгонят.

Заволоко
А кто после Лёша?

Рябушкин
А хрен его знает. Слушай, да забей.

Заволоко
Да забил.

10. Прибывает грузовик, на нем написано «Тополь-М», а ниже – «Искандеры». Появляется группа девушек в футболках «Не смешите мои Искандеры». Из кузова начинают раздавать головки. По сути это – леденцы в виде ракет. На деле даже чем-то напоминают фалоиммитаторы. Толпа бросается к грузовику. Оттуда высовывается Тонечка. Начинается раздача.

Атаман Поселения Жарко (в микрофон)
Россия, гуляй! Наши ракеты! На Берлин!

Толпа хором
На Берлин!

Жарко
На Варшаву!

Толпа
На Варшаву!

Жарко
На Киев!

Толпа (еще громче)
На Киев!

Жарко
На Минск!

Голос из толпы
А что с ними делать?

Жарко
Это леденцы! Сосите их.

Все начинают совать головки себе в рот, напоминает минет.

Жарко
Эх, соси, Россия!
 |  Немає коментарів